Янис Урбанович

Урбанович: есть основания называть Россию страной-агрессором, а Латвии – бояться её!

Правильно ли я понял одного из лидеров партии «Согласие»?

Недавно председатель парламентской фракции «Согласие» Янис Урбанович, ближайший соратник рижского мэра Нила Ушакова, поделился скандальными для русскоязычного избирателя Латвии откровениями в интервью порталу nra.lv.

Ещё 14 марта оно было опубликовано в сети под названием «Урбанович: Результаты выборов в Риге в этом году не будут отличаться от результата на прошлых выборах» (Urbanovičs: Rīgā vēlēšanu rezultāti šogad neatšķirsies no rezultāta iepriekšējās vēlēšanās). Однако, как мне кажется, прошло незамеченным среди русской аудитории в сети.

И очень зря! На мой взгляд, там много интересного. Например, о статусе русского языка многолетний депутат латвийского Сейма Янис Урбанович заявляет следующее:

«Я уже говорил, писал и повторю снова: для «Согласия» больше не возможна дискуссия о втором государственном языке. Это не возможно также из-за Конституции, однако, даже если кому-то из-за каких-то гибридных условий захотелось бы создать основу для дискуссии, то «Согласие» не будет площадкой для такой дискуссии. Мы не будем говорить об этом. Всем следует понять и знать: «Согласие» – это не место, где можно сомневаться в принципе латышского языка как единственного государственного языка. Это не представляется возможным».

To esmu teicis, rakstījis un atkārtošu vēlreiz: Saskaņai vairs nav iespējama diskusija par otru valsts valodu. Tas nav iespējams arī pēc Satversmes, bet, ja kāds kādu hibrīdapstākļu dēļ gribētu radīt pamatu diskusijai, tad Saskaņa nebūs platforma šādai diskusijai. Mēs par to nerunāsim. Tas ir jāsaprot un jāzina visiem: Saskaņa nav vieta, kur var apšaubīt latviešu valodas kā vienīgās valsts valodas principu. Tas nav iespējams.

По-детски высказался о том, что не покажет договор с «Единой Россией». Может, но не покажет! Мол, не думает, что Латвии это надо, да и так «Согласие» демонизируют, независимо от того, есть договор или нет. А лозунги «Русские идут!» и «Латыш, не сдавайся!» появились задолго до событий в Крыму и Донбассе.

Otrs pārmetums – par līgumu ar Vienoto Krieviju. Es joprojām uzskatu, ka tas ir Saskaņas nopelns visas Latvijas tautas priekšā, ka mums tāds līgums ir. Mēs tagad esam ļoti vajadzīgi daudziem, arī valdošās koalīcijas sponsoriem, ka mums šis līgums ir. Jo tas ir formālais iemesls parunāties ar Krieviju. Tas, ka Saskaņai ir liels krievu vēlētāju atbalsts, varētu arī ļaut runāt ar Krievijas varu, iespējams, bez līguma. Vai līgumu varētu denonsēt? Var. Bet vai Latvijai vajag? Nedomāju, ka no tā valstij būtu kāds labums. Un mūsu demonizācija nenotiek līguma dēļ. Lozungi Krievi nāk un Latvieti, nepadodies bija stipri agrāk nekā Krimas un Donbasa notikumi.

И, раз пошла речь о северном Причерноморье, самое вкусное! Журналист задаёт вопрос: «У риторики о России как стране-агрессоре есть основание, или это лишь политическая риторика?» (Retorikai par Krieviju kā agresorvalsti ir pamats, vai tā ir tikai politiska retorika?)

Председатель парламентской фракции «Согласие» дал кристально ясный ответ:

«Было бы глупо отрицать, что у страхов нет никаких причин, что украинские, крымские события не произошли. Лично я, которого записывают в «кремлевские агенты», хорошо понимаю, что есть причина для беспокойства, потому что такое действие, как бы то пояснить, выходит за рамки.

То, что здесь в составе сил НАТО есть иностранные – США, Канады, Германии и т.д. – воинские части, является понятным, потому что Латвия как маленькая страна хочет гарантии по 5-му пункту договора о НАТО. Эти американские ребята являются заложниками наших страхов, но у этих страхов есть основание. К сожалению, неизбежность ответного удара НАТО по агрессору не является гарантией безопасности для Латвии. Так как такой ответный удар будет также означать то, что нам, Латвии, конец. Ясно, что агрессор получит по роже, но мы окажемся на линии фронта и вряд ли выживем. Поэтому мне хотелось бы помимо военных ещё гарантий безопасности другого рода».

Būtu muļķīgi noliegt, ka bailēm nav iemesla, ka Ukrainas, Krimas notikumi nav notikuši. Pat es, kuru tā lamā par «Kremļa aģentu», labi saprotu, ka ir iemesls satraukumam, jo tāda rīcība, lai kā arī to paskaidrotu, ir ārpus rāmjiem.

Tas, ka šeit NATO spēku ietvaros ir ārvalstu – ASV, Kanādas, Vācijas utt. karavīru vienības, ir saprotami, jo Latvija kā maza valsts grib garantijas NATO līguma 5. pantam. Šie amerikāņu puiši ir mūsu baiļu ķīlnieki, bet šīm bailēm ir pamats. Diemžēl drošības garantijas Latvijai nav NATO atbildes trieciena neizbēgamība agresoram. Jo šāds atbildes trieciens nozīmēs arī to, ka mums, Latvijai, ir beigas. Skaidrs, agresors dabūs pa mici, bet mēs būsim frontes līnijā un diez vai izdzīvosim. Tāpēc man gribētos bez militārām vēl cita veida drošības garantijas.

Вот так вот, уважаемые русскоязычные избиратели партии «Согласие». Один из ваших политических любимцев, если я правильно понимаю единственно возможный, как полагает «Согласие», государственный язык Латвии, видит основания считать Россию страной-агрессором. И, конечно же, этот агрессор получит по роже, если только посмеет сунуться в Латвию. Просто, цена будет этого слишком высокой для Латвии. А если бы нет, если бы была гарантия, что Латвия не окажется на линии фронта, а будет лишь в натовском тылу, что бы тогда глава парламентской фракции «Согласие» говорил о России, Латвии, НАТО? Да не, у меня этого спрашивать не надо. Я человек беспартийный. Идите на аккаунты в ФБ Ушакова (тут или тут) и Урбановича и спрашивайте у них, лидеров самой популярной среди латвийских русских латышской социал-демократической партии «Saskaņa».


Печать   E-mail