Александр Ржавин - Мемориалы

Мемориалы

Хутор Смедниеки, волость Скрундас, край Скрундас

Здесь был памятник...

На месте последнего боя штурмовика Девятерикова и Руднева.

Сотня метров севернее хутора Смедниеки края Скрундас близь посёлка Яунамуйжа. Недалёко от дороги можно увидеть руины памятника и осколки памятной плиты. Когда-то на ней были увековечены имена экипажа легендарного штурмовика ИЛ-2 – лётчика старшего лейтенанта Николая Александровича Девятерикова (1921-1944) и воздушного стрелка старшего сержанта Константина Дмитриевича Руднева (1921-1944) из 949-го штурмового авиационного полка 211-й штурмовой авиационной дивизии. Недолго простоял памятник с осени 1977 года...

Янцишки, семейное кладбище партизана Титова

Семейное кладбище партизана Титова

В 20 километрах северо-восточнее города Даугавпилс находится ничем не примечательный посёлок Янцишки. Однако и в нём оставила трагический след Великая Отечественная война.

Посёлок расположен на речушке Малая Муша. От главной дороги, пересекающей Янцишки с юга на север, к ней ведёт дорожка, выложенная бетонными плитами. Если пойти по ней, то, перейдя речку по мостику, выходишь к берёзовой рощице, в которой расположено небольшое семейное кладбище.

Кладбище Кастранес

24 ребёнка, замученных фашистами, и 42 русских воина, павших в Латвии

Разместив материал, посвящённый уникальной для Латвии братской могиле детей – жертв нацизма и узников Саласпилсского лагеря, ваш покорный слуга продолжил поиски и нашёл интересную статью, которая появилась в латвийской газете «Cīņa» («Борьба») в мае 1964 года. Точнее, письмо, которое опубликовала газета.

Как я и предполагал, в могиле действительно похоронено больше детей, чем указано имён на памятной плите. Всего на кладбище Кастранес покоятся 24 ребёнка, замученных фашистами: 6 известных и 18 неизвестных.

Саласпилс, шталаг

Итак, что будет на месте рощи у бывшего шталага в Саласпилсе?

Самоуправление обещает: Домов на месте отделения Саласпилсского лагеря военнопленных по улице Нометню больше не будет!

Руководитель отдела общественных отношений Саласпилсской краевой думы Лолита Балцербуле (Lolita Balcerbule) откликнулась на мою публикацию и сообщила важную информацию по судьбе рощи на месте лагеря военнопленных в Саласпилсе:

Уникальная братская могила детей – жертв нацизма и узников Саласпилсского лагеря

Латвия, край Огрес, волость Сунтажу, кладбище Кастранес. Там находится братская могила детей – жертв нацизма и узников Саласпилсского лагеря, умерших в 1943 году, после того как они были разлучены с матерями, обращены в рабов и розданы местному населению. На данный момент это единственное место увековечения имён умерших узников Саласпилсского лагеря на месте их упокоения в Латвии.

На восточной окраине кладбища Кастранес находится братская могила воинов Русской императорской армии. Памятника или креста на могиле нет. Число погребённых и их имена не известны. Скорее всего, это солдаты погибшие в конце 1917 и начале 1918 года, после того как немецкие войска заняли Ригу и заметно продвинулись на восток от неё.

Саласпилс, шталаг

Что будет на месте рощи у бывшего шталага в Саласпилсе?

В городе Саласпилс, как известно, есть памятник на месте филиала лагеря военнопленных Stalag 350, где в 1941-1942 году солдаты содержались в нечеловеческих условиях под открытым небом. По версии ряда исследователей, в роще, которая примыкает к памятнику с юго-запада, находятся могилы пленных. Но так как в советское время могилы пленных обозначены не были, то формально их нет. По крайней мере, там.

И вот, согласно текущей версии интерактивной карты, через рощу намечена прокладка дороги, а также размечена нумерация домов, которые там могут быть построены (красная точка – это памятник).

Латышские партизаны леса Грейвас

О настоящем уважительном отношении к своей истории.

На восточном краю Латвии, в Латгалии, в краю Балтинавас, есть лес Грейвас (Greivas). Или по-латышски Гривас (Grīvas). В русской литературе эту местность ещё называют Нумернскими лесами – по посёлку Нумиерня (Nūmierņa, по-латышски – Numerne). Благодаря партизанам, леса эти прославились в 40-е годы. А в наше время местные сотрудники предприятия Латвийские государственные леса (Latvijas valsts meži) сделали лес Грейвас примером того, как относятся к своей истории те, кто её действительно уважает, принимает её всю, а не загоняет в Прокрустово ложе текущей политической конъюнктуры.